Нанссӗн ҫуралнӑранпа 156 ҫул ҫитни

"Малтанхи курсри Кеокрахви. 2-мӗш кӗнеке.
Аҫи, Африк, Америк, Австрали" кӗнекинчен. Чӗмпӗр, 1922.




НАНССӖН.

Фриттиоф Нанссӗн вӑл Норвеки ҫынни. Вӑл Норвеки пуҫ хули Христианирен инҫех мар, Скантинави тӑвӗ айӗнђе, 1861-мӗш ҫултӑ ҫуралнӑ. Вӑл ту ҫинђен йухса анакан пӗђӗк шыв хӗрринђе, вӑрман варринђе, пӗр пӗђӗк именире ӳснӗ. Ҫав шывра ишсе ҫӳреме, ту ҫинђен йӗлтӗрпе йарӑнма вӑл питӗ йуратнӑ. Реаљ ӑшкулран вӗренсе тухсан, вӑл увиверҫҫиттете кӗнӗ. Унтан вӗренсе тухсан, вӑл ҫур-ҫӗрти пољус-патӗнђи ҫӗрсене пӗтӗмпех пӗлесшӗн пулнӑ.


Нанссӗн Кренланти витӗр ҫӳрени.

Нанссӗн 1885-мӗш ҫулта Кренлантийе витӗр тухма шухӑшланӑ. Ӗлӗк ҫавӑн пек Кренланти витӗр ике ҫын тухасшӑн пулна: пӗри швет ҫынни Нортӗншшељт пулнӑ, тепӗри — Америк ҫынни Пири пулнӑ. Анђах вӗсем пӗри те тухайман. Нанссӗн Кренланти витӗр йӗлтӗрпе кайас тенӗ. Вӑл унта мал-йенђи, ҫын пурӑнман ҫӗртен, пӑр купаланса тӑракан вырӑнтан пырса кӗнӗ. Нанссӗн хӑйпе пӗрле пилӗк ҫын илнӗ: вӗсенђен виҫҫӗшӗ Норвеки ҫыннисем пулнӑ, иккӗшӗ лоппарсем пулнӑ. Вӗсем пӑрлӑ тинӗсе тӳленсем тытма кайакан карап ҫине ларнӑ. Ҫав карап Кренланти ҫывӑхне ҫитнӗ те, анђах ҫыран ҫине тухма май пулман. Тинӗсре пӑр пит нумай пулнӑ, вӑл пӑрлӑ уй пек темиҫе мил тӑсӑлса йухса пынӑ. Пӑр татӑкӗсем ҫинђе тӳленсем йухса пынӑ; тинӗс кайӑкҫисем ҫав тӳленсене тытасшӑн ҫӳренӗ. Пӗр уйӑх иртнӗ; пӑр ҫаплах вӗҫӗ-хӗрри ҫук йухнӑ; кӗсменпе ӗҫлесе, пит хытӑ йухӑмпа кӗрешмелле пулнӑ; тата пӑрсем пырса ҫапӑнасран, вӗсем пуртӑпа, йе пакурпа ӗҫленӗ. Темиҫе хутђен пысӑк пӑр тӑвӗсем ҫула пӳлсе тӑнӑ. Пӗр тӑвӗ пысӑк патша ҫурђӗпе пӗрех пулнӑ: унӑн тӑрринђе пашне пулнӑ, айаккинҫе хура-кӑвакӑн курӑнакан шӑтӑк пулнӑ; вӑл шӑтӑка хумсем ҫапа-ҫапа шӑтарнӑ. Тепӗри лаптак тӑрлӑ пулнӑ. Нанссӗн ун ҫине улӑхса пӑхнӑ, ҫав ту ҫӳллӗшӗ тинӗсри шывран 33 ђалӑш ҫӳлте пулнӑ. Ҫакӑн пек пӑрсем ҫыран хӗррине темиҫе вуншарӑн та, ҫӗршерӗн те йуха-йуха пынӑ. Вӗсем хушшинђен туха-туха кайма хӑрушӑ пулнӑ та, тата ытла та йывӑр пулнӑ; мӗншӗн тесен, Нанссӗнсем пынӑ ҫӗртех пӑр куписем ишӗле-ишӗле аннӑ, йе ту пек пысӑк пӑрсем салана-салана каннӑ, йе тата ђипер пыракан пӑрсемех ҫавӑрӑна-ҫавӑрӑна кайнӑ, вара унта тинӗс вӗресе кӑпӑкланса анђах тӑнӑ. Ҫӳресен-ҫӳресен хайхи Нанссӗн хӑй тухас тен ӗҫӗре, пӗр хвиорт патне ҫитнӗ. Ун тӑрӑх темӗн ђухлӗ пӑр тинӗселле кайнӑ. Киммисене вӗсем ҫӗр ҫине кӑларнӑ та, ђул айне купаласа хӑварнӑ. Унтан мӗн пур йапалисене 5 ҫуна ҫине тийенӗ те, турттарса кайнӑ. Пӑрла ҫӗр ҫуркаланђӑк пулнӑ, тата пит ђӑнкӑ ту пулса ҫӳлелле тӑсӑлса кайнӑ. Нанссӗнсем аран-аран мӗн пур вӑйӗпе ҫунисене вӗренрен туртса пынӑ. Кайран Нанссӗн ҫавӑн ђухнехине асӑнса калать: пӗтӗм кӗлеткем ҫӗмӗрӗлђӗ, хулсем ыратнипе вут пек ҫунђӗҫ, тет. Оккеан шывӗнђен ҫӳлерех пӗр ик ҫухрӑм улӑхсассӑн, ҫул сӗвекленерех панӑ, унтан вӗсене йурлӑ-пӑрлӑ тӳрем ҫӗр курӑнса кайнӑ. Ҫавӑнта унта-кунта ту тӑрринђе хура ђулсем анђах курӑнкаласа тӑнӑ, вӗсене нунаттак, теҫҫӗ.

Анђах ҫак ҫӗрӗн тӗсӗсем те ђасах ҫухалђӗҫ, йӗри-тавра пӑрпа йур анђах пулнӑ, вӑл куҫпа та пӑхмалла мар йӑлтӑртатса тӑнӑ. Пурте тӗттӗм куҫлӑх тӑхӑнса, вуаљпе пӗркенсе пынӑ. Хӗвел ђылай хытӑ хӗртнӗ, ҫиелти йур ирӗлнипе шӗлкӗшленнӗ; анђах, хӗвел ансанах, шӑнта пуҫланӑ та, сивӗ пӗр 30—40 крата йахӑн пулнӑ. Ҫӗрле вара Нӑнссӗнсем хӳшӗ карса, пӑлан тирӗнђен тунӑ ҫывӑрмалли михӗсем ӑшне виҫшерӗн кӗрсе выртнӑ. Анђах михӗ ӑшӗнђе те пит сивӗ пулнӑ, вӗсенӗн пуҫӗсем ир йенне пасара-пасара кайнӑ. Авӑн уйӑхин 5-мӗш кунӗнђе вӗсем лаптак тӑвӑн ђӑн ҫӳлӗ тӳпинђен каҫса кайнӑ. Унӑн ҫӳллӗшӗ 8,900 фут пулнӑ. Вӗсем тата икӗ ерне пӑрлӑх тӑрӑх ҫӳренӗ, унтан вара ҫӗр хӗвел-анӑҫ йеннелле сӗвеклене пуҫланӑ. Вӗсен телейне ҫула май вӑйлӑ ҫил тухнӑ. Вара Нанссӗн преҫентрен парӑс тунӑ та, ҫуни ҫине карса йанӑ. Ҫапла вӗсем парӑспа ҫӗрӗн-кунӗн йарӑнса кайнӑ. Анђах кайсан-кайсан, вӗсем ђутах пӗтмен, вӗсем пынӑ ҫӗрте пӗр тӗлте пӑр ҫуркаланса пӗтнӗ, ҫурӑкӗсен тарӑнӑшӗ 50 ђалӑшран та ытла пулнӑ. Нанссӗн вӗсене уйӑх ҫуттипе курнӑ та, хӑйӗн йулташӗсене ђасрах систернӗ.

Ансӑр ҫурӑксем урлӑ вӗсем йӗлтӗрпе ђипер каҫа каҫа кайнӑ; унта кӗрсе ӳксен, те йӗлтӗр патаккисене ҫурӑк урлӑ хурса, шӑтӑка анса кайасран хӑтӑлса йулнӑ. Авӑн уйӑхин 24-мӗш кунӗнђе тин вӗсем хӗвел анӑҫ йенђи тинӗс хӗррине ҫитсе тӑнӑ. Ҫапла вӗсем 450 ҫухрӑм тунӑ. Тевис тийекен тинӗс пырӗнђе Нанссӗн Йевропа кайакан йулашки пӑраххут ҫине ларасшӑн пулнӑ та, анђах пӑраххуђӗ вӗсем ҫитиђђен тухса кайнӑ. Вара вӗсенӗн ҫав хӗле Тани ескимосӗсем пурӑнакан йалта пурӑнса ирттермелле пулнӑ.


Нанссӗн ҫур-ҫӗрти пољус патне кайни.

Нанссӗн Кренлантирен тавӑрӑнсан, ҫур-ҫӗрти пољус патне кайса ҫӳреме шухӑш тытнӑ. Вара вӑл ҫӗмӗрейми тӗреклӗ карап тӑвас та, ҫав карап ҫине ларса, Аҫи хӗррипе Ҫӗнӗ Ҫӗпӗр утравӗсем патӗнђен ишсе кайас тенӗ; унтан ҫур-ҫӗр йеннелле тухса, пӑр варрине кӳртсе шӑнтса лартас та, шыв йухӑмӗпе малалла кайас тенӗ. Унӑн шухӑшӗпе ҫак тинӗс йухӑмӗ ӑна пољус урлӑ, йе ун ҫывӑхӗнђен каҫарса кайса, Кренланти патне илсе тухмалла пулнӑ. Нанссӗн хӑиӗн карапне Фрам йатлӑ хунӑ, Фрам тени Малалла тени пулать. Карапне вӑл йуманран тутарнӑ, тата сӑмсине, хӳрине, пӑр ан ҫӗмӗртӗр тесе, хӗстерсен те, ҫӳлелле ҫӗклентӗр, тесе вӑл хурҫӑпа ҫаптарнӑ. Пољус патне кайас текен нумай пулнӑ, анђах Нанссӗн вӗсенђен вуниккӗшне кӑна суйласа илнӗ. Ҫвертрупа кӑппиттан тунӑ, вӑл шыв ҫинђе ҫӳрекелесе курнӑскер пулнӑ, тата Крен-ланти витӗр тухнӑ ђухнехи шанђӑклӑ йулташӗ пулнӑ. Йоханссӗне вут хуракан кӑђакар тунӑ, вӑл Норвекире ђӑн ӑста кимнаст пулнӑ.
1893-мӗш ҫулта, ҫула Нанссӗн Норвеки ҫӗрне пӑрахса тухнӑ та, Карӑ тинӗсӗ йеннелле кайнӑ. Ҫав тинӗсре вӑл пӗр ҫыранта ђарӑннӑ та, кӳлсе ҫӳрекен Ҫипир йыттисене туйаннӑ, вӑл йытӑсене ун патне Оп йатлӑ шыв патӗнђен илсе пынӑ. Пӗр уйӑхран вӑл Ђелӳскин йатлӑ ҫӗр сӑмси патне ҫитсе тӑнӑ, унтан тинӗсе тухнӑ та, пӑрсем ҫине пырса кӗнӗ. Ҫаванта вӑл пӗр пысӑк пӑр ҫумне пырса ђарӑннӑ та, ӑна йӗри-таврах пӑрсем ҫавӑрса илнӗ. Ҫакӑнтан пуҫласа вара Фрам пӑрсем шунӑ майӗпе анђах шунӑ. Карап хӳри ванса ан ӳктӗр, тесе, ӑна илсе хунӑ; ӑшӗнђи машшини ан тутӑхтӑр, тесе, ӑна та пуҫтарса хунӑ. Пӑрсемпе пӗрле карап тинӗс тӑрӑх унталла та кунталла шуса ҫӳренӗ. Йулашкинђен 1895-мӗш ҫулта ҫур-кунне Нанссӗн хӑйӗн карапӗ пољус патӗнђен иртсе пынине пӗлнӗ. Ҫавӑнпа вӑл карап ҫинђен аннӑ та, 25 йытӑ кӳлсе Йоханссӗнпе пӗрле ҫур-ҫӗрелле кайнӑ. Вӗсем пӗр ҫӗр кунлӑх апат илнӗ. Вӗсен пӑр урлӑ каймалла пулна, ҫул ҫинђе тороссем тӗл-пулкаланӑ, ҫул питӗ хӗн пулнӑ. Йыттисем аран-аран пынӑ. Ҫунисене пӗр майах пӑр куписем урла сӗтӗре-сӗтӗре каҫармалла пулнӑ. 5 ерне хушши Нанссӗн пӗр-майах ҫур-ҫӗрелле кайнӑ; анђах ҫавӑнта йытӑсем пӗтӗмпех ывӑнса ҫитнӗ. Пољус патне ҫитесси тепӗр 400 ҫухрӑм йулнӑ. Ҫак тӗрлӗ хӗн ҫулпа унта ҫитсе курасси ҫинђен шухӑшлама та май килмен. Нанссӗн вара кайалла тавӑрӑннӑ.

Ҫав вӑхӑтра Фрам пољусран айакрах пулман пулсан та, Нанссӗн йепле ҫӳренине пӗлмен. Ҫавӑнпа вӑл Франтс Иоҫҫиф ҫӗрӗ патнелле кайнӑ. Унта ҫитес пулсан, Пӑрлӑ оккеан тӑрӑх пӗр 500 ҫухрӑм каймалла пулнӑ.

Ҫак ҫул ҫинђе Нанссӗн асапне те, хӑрамаллине те курса пӗтнӗ. Ҫапла пӗрре вӗсене шурӑ упа тӗл-пулнӑ та, Йоханссӗне ђутах ҫыртса ҫурман. Вӑл Йоханссӗне сылтӑм хӑлхинђен ҫапса ӳкернӗ те, хӑй айне тӗркелесе ђикнӗ; унтан йытӑсӗне курнӑ та, вӗсем патнелле кайнӑ, Йоханссӗне пӑрахса хӑварнӑ. Ҫав вӑхӑтра Нанссӗн кайакран пӑшал туртса кӑларнӑ та, упана персе вӗлернӗ.

Кайсан-кайсан, вӗсем йухӑм пӑрсем хӗррине ҫитсе перӗннӗ. Таса тинӗсе курсан, пит хӗпӗртенӗ. Ҫавӑнтах кимӗсене салтнӑ та, ҫунисене унта тийесе, парӑс туртса карна, вара Франтс Иоҫҫиф ҫӗрӗ патне ђасах ишсе ҫитнӗ. Унта вӗсем пӗр тинӗс утравӗ ҫине тухнӑ та, пӑрсӑр вырӑн тупса, хӗл каҫма ӳпле туса лартнӑ. Ӳплен. ҫтенисене ђулран купаласа тунӑ, тӑррине морш тирӗсемпе витнӗ. Ђас ђасах ҫак утравӑн ҫыранӗсем патне тискер моршсем ишсе пырса, хӑйсен виђкӗн шӑлӗсемпе пӑрсенђен ҫакланса, ҫынсем ҫине пӑхса выртнӑ, йе пӑр ҫине тухса выртса ҫывӑрнӑ. Ҫак ҫӳревҫӗсем хӑш-хӑш ђухне пӑрсем ҫине тухса, моршсене пӑшалпа пере-пере тытнӑ. Пӑшал тивсен, вӗсем пит хытӑ мӗкӗрсе, шыва ђӑмса, ҫынсем тӑракан тӗлти пӑра пуҫӗсемпе ҫапса ҫӗмӗрме хӑтланнӑ. Моршсене тытни ҫӳревҫӗсене нумай усӑ кӳнӗ: морш ҫӑвӗ ҫунтарса, вӗсем ӳплине ӑшӑтнӑ, тата вӑл ҫутма та аван пулнӑ. Ҫийессине вӗсем шурӑ упа какайне ҫинӗ. Упасем унта морш какайӗпе ҫуне сиссе нумай пынӑ. Ҫапла вара пољус ҫывӑхӗнђе виҫҫӗмӗш ҫӗре Нанссӗнпе Йоханссӗн никам пурӑнман утрав ҫинђе хӑйсен аллипе тунӑ ӳплере ирттернӗ.

Ҫак ҫӗре каҫасси вӗсене шутсӑр киђемӗн, вӑрӑмӑн туйӑннӑ. Ҫак ҫӗре вӗсем пуринђен ытла хӑйсен ђулран тунӑ вырӑнӗ ҫинђе ҫывӑрмалли михӗ ӑшӗнђе ирттернӗ. Ӳплерен вӗсем ҫанталӑк мӗнлине пӑхма, тата, ӗҫес килсен, пӑр илме, ҫийес килсен, какай илме, тата ҫутмалли ҫу илме анђах тухкаланӑ. Ҫак хӗл хушшинђе вӗсене пољус тиллисем питӗ аптӑратнӑ. Нанссӗн хӑй ҫак тилӗсем ҫинђен ак мӗн калать: Вӗсем пирӗнне мӗн ленкнине пӗтӗмпех сӗтӗрђӗҫ: хурҫӑ пралуксене, карппунсене, пуҫтарса хунӑ тӗрлӗ ђулсене, мӑксене, ҫип ҫӑмхисене, термометрсене тата ытти йапаласене те, тет. Ҫапла хӗл ирткеленӗ.

1896-мӗш ҫулта, ҫу уйӑхӗнђе, ҫул-ҫӳренсем вӑл вырӑнтан малалла тапранса кайнӑ. Малтан вӗсем пӑрсем тӑрӑх ҫунисене сӗтӗрсе пынӑ, унтан кимӗсемпе шыв тӑрӑх кайнӑ. Тинӗсре унта темӗн ђухлӗ моршсем йӑшӑлтатса ҫӳренӗ. Пӗр-майах вӗсем ҫак ҫӳревҫӗсем хыҫҫӑн хӑваласа пынӑ, пӗрре Нанссӗн ларса пыракан кимӗ тӗпне шӑтарнӑ. Ҫӗртме уйахин пуҫламӑшӗнђе Нанссӗние Йоханссӗн Франтс Иоҫҫиф ҫӗрӗнђи кӑнтӑрти утравӗ патне ҫитсе ђараннӑ. Пӗрре вӗсем ирхи апат валли морш какайне пӗҫернӗ ђух, сасартӑк йытӑ вӗрнӗ сасса илтнӗ. Нанссӗн йӗлтӗр тӑхӑннӑ та, тӗкӗр илсе, шырама кайнӑ. Нумай та, кайман, вӑл йытӑ йӗррисем тупнӑ, унтан ҫынсене курнӑ. Ҫав вырӑнта акӑљђансен експетитсийе тухнӑ ҫыннисем Ђексон йатлӑ пуҫлахӗпе пӗрле пурӑннӑ-мӗн. Нанссӗн вара вӗсемпе пӗрле килне тавӑрӑннӑ. Тепӗр ерне иртсен, Фрам та ҫитнӗ. Фрама пӑрсем Шпитсперкӗн патне пырса лартнӑ. Ӑна пӑр варринђен пӑрне тарпа ҫӗмӗрсе кӑларнӑ.

Ҫак Нанссӗн ҫитсе курасшӑн пулнӑ ҫур-ҫӗрти пољус патне Америк ҫынни Пири ҫитнӗ. Ҫакӑ кана пӗлмен ҫын хӑйӗн ӗмӗрӗнђе виҫӗ ҫул ҫур-ҫӗрти пӑрлӑ уйсене курса пӗлес тесе ҫӳренӗ. 1908-мӗш ҫулта, ҫула вӑл караппа Кренлантин ҫур-ҫӗр йенђи вӗҫне ҫитсе тӑнӑ; унта вара ҫур-кунне пуҫламӑшӗнђех, пӑр ҫирӗп ђухне, вӑл 1 некӗрпе, тата 5 ескимоспа пӗрле, йытӑсем кӳлсе ларнӑ та, пољус патне ҫитнӗ.


Ҫыраканни Г. И. Иванов,
Чӑвашла куҫарканни М. П.

Издание Союза Потребительских Обществ Чувашской Автонмной Области,
Симбирск, 1922.

Ҫичҫул вӑрҫи

Ҫичҫул вӑрҫи (1756—1763) — XVIII ӗмӗрти чи вӑйлӑ вӑрҫӑ, Ҫӗнӗ саманара пулса иртнӗ чи аслӑ хирӗҫӳсенчен пӗри. Ҫичҫул вӑрҫин ӗҫӗсем Йевропра кӑна мар, Ҫурҫӗр Америкре те, Караиб тӑрӑхӗнче те, Индире те, Филиппинра та пынӑ.

Вӑрҫине унчухнехи Йевропӑри пур аслӑ патшалӑхӗ те, Йевропӑри вак патшалӑхӗсенчен чылайӑшӗ, тата хӑш-пӗр инт йӑхӗсем те хутшӑннӑ. Уинстон Чӳрчилл вӑрҫине «пӗрремӗш тӗнче вӑрҫи»[10] тесе каланӑ.
Tags:

Шупашкарти троллейбус маршручӗсем

1-№ маршрут:
--
3-№ маршрут:
4-№ маршрут:
5-№ маршрут:
--
7-№ маршрут:
8-№ маршрут:
9-№ маршрут:
--
11-№ маршрут:
12-№ маршрут:
13-№ маршрут:
14-№ маршрут:
15-№ маршрут:
--
17-№ маршрут:
18-№ маршрут:
19-№ маршрут:

21-№ маршрут:
22-№ маршрут:

"Старые Чебоксары", От автора | "Кивӗ Чапаксар", Автӑрӑн умсӑмахӗ.

Из книги "Старые Чебоксары".
Чебоксары, Чувашское книжное издательство, 1994


Когда я приезжаю в другой город, неважно — бывал в нем раньше или нет, первым делом тороплюсь в старую его часть. Брожу по древним улицами, глазею на старинные постройки, любуюсь и восторгаюсь плодами рук далеких предков современного города.

Почему спешу именно в старую часть города? Да потому, что там как бы сконцентрирована история города, его далекое прошлое, пережитое им за века минувшие, а то и тысячелетия. В старой части города — истинное его лицо, неповторимое, характерное только для него.
Конечно, и в новых кварталах бывает, встречается что-то интересное. Но, как правило, с теми или иными вариациями, с незначительными изменениями, оно повторяется в других городах.

Предки наши, где бы они ни жили, стандартов не знали, строили так, как подсказывала им фантазия, а у каждого человека, как известно, своя фантазия. Своя фантазия, образно выражаясь и у каждого города. Отсюда та неповторимость, которую можно увидеть в старой части каждого древнего города.

Я не сомневаюсь, что и вы, мой читатель, если конечно вы любознательны, бывая в других городах, также спешите в его центр, где обычно н берет свое начало, а затем растекается во все стороны.

Уверен я и в том, что и для гостей Чебоксар, туристами ли они приезжают, в командировку ли, или приехали навестить друзей или близких, интерес представляет прежде всего древняя часть города.

Это, повторяю, естественно. Столь же естественно, как, встречаясь с незнакомым человеком, первым делом мы стараемся узнать его имя.

А много ли интересного откроет для себя гость Чебоксар? К огорчению нашему, совсем мало. Скажем пять-шесть, как мы говорили еще совсем недавно, культовых сооружений, воздвигнутых несколько веков назад, да еще, может быть, полтора десятка строений гражданской архитектуры, появившихся в конце прошлого и начале нынешнего столетий. И, к сожалению, все.

Между тем было на что взглянуть заезжему человеку лет эдак двести назад. Забегая несколько вперед. Посмотрите рисунок номе 34. «Вид города Чебоксар с Волги (панорама, 1765)». Не город — чудо волшебное. Сегодня даже трудно поверить, что таким некогда был наш город. Но гравюра И. Е. Бугреева, выполненная по рисунку А. И. Свечина и М. И. Махаева, это не только произведение искусства, это еще и документ той далекой от нас эпохи. И как это для нас ни прискорбно, но Чебоксары тех древних лет постигла участь легендарного града Китежа.

Иногда думаю: если бы это удалось сохранить, сегодня Чебоксарам завидовали бы такие города, как Владимир, Суздаль, Ростов Великий, Псков, Новгород… Увы!

Ученые, возможно, не согласятся со мной. Но, как мне кажется, Чебоксарам не повезло трижды. В первый раз — это в годы, когда неоднократно горел древний деревянный кремль города. Видимо, пожары столь утомили наших древних предков, что после 1704 года они махнули на кремль рукой. Восстанавливать его из дерева они посчитали неразумным, а средств на постройку каменного, похоже, у них не было.

Во второй раз — это в 1920-1930 годы, годы расцвета воинствующего атеизма. В первую очередь, разрушали церкви и монастыри. А ведь в свое время над городом возвышались купола 16 церквей; в некоторых источниках указывается, что количество церквей достигало до трех десятков. Словом, били, крушили, стирали с лика земли. Боролись с религией, забывая при о том, что в первую очередь уничтожали уникальные творения рук человеческих, рук наших талантливых предков, коими гордились бы еще многие и многие поколения и восхищались бы люди со всех концов света.

В ту пору пострадали все храмы города. Печальная участь едва не постигла и кафедральный Введенский собор. В 1920-е годы в нем временно размещался художественный отдел Краеведческого музея, ставший затем основой Художественного музея. Может быть, это и спасло храм. А ведь Введенский собор, как бы в те годы он ни мозолил глаза власть придержащим, следовало сохранить уже потом, что с него начинался период каменной застройки Чебоксар. Кто сегодня знает истинную причину — вдруг да в самый последний момент кто-то вспомнил именно об этом?

А в третий раз судьба оказалась безжалостной к Чебоксарам уже, как говорится, в наши дни.

Но прежде позволю себе несколько слов о личном, поскольку оно имеет прямое отношение к нашему разговору.

В конце 1960-х начале 1970-х годов в двадцати километрах вниз по Волге, на месте села Яндашево, началось сооружение Чебоксарского комбината «Химпром». Деревня Тоскинеево, в которой я родился, тоже попала в зону строительства.

Здесь я потерял отчий дом с надворными постройками. Потерял не только я один, но и многие мои односельчане. Да и не только мое Тоскинеево исчезло, но и с десяток других деревень... С того времени из головы не выходит участь моего родного гнезда.

В конце 1970-х годов вновь повторилась сходная картина. По чувашской земле пошла гулять упорная молва о том, что окончательно принято решение о строительстве ГЭС. Говорили, что наш древний город сильно пострадает, особенно старая его часть.

И не только говорили. «Дружно» начали ломать церкви, дома, школы и больницы, которые попадали в зону затопления. Это было ужасное зрелище! Почему мы опять разрушаем, а не созидаем?

Вот с той поры я стал упорно рисовать «уходящий» город. Во что бы то ни стало хотелось оставить память о нашем замечательном городе грядущим поколениям, хотя бы и в графических изображениях.

На душе было очень скверно. Кругом все ломали, разрушали… Ежедневно утром и вечером (днем была основная работа), я рисовал, рисовал до изнеможения. В котловане, на дне будущего залива, меня можно было увидеть каждый день с планшетом и карандашом в руках.

Я так увлекся работой, что впереди обозначилась ясная цель — заглянуть в дебри истории старого города (некоторые листы исполнял в двух или трех вариантах, в разных композициях).

Моя работа с того момента, то есть с начала 1970-х годов, превратилась в так называемую «изыскательскую». Я всюду искал и находил, но чаще всего не находил фотографии и рисунки уникальных памятников. Собирал, записывал, уточнял, скрупулезно вел картотеку старых рисунков. Но я уже не мог один справиться с таким объемом работ. В описании рисунков понадобилось профессиональное вмешательство историков, археологов. Благодаря помощи профессора В. Д. Димитриева, бывшего в то время директором ЧНИИ, я временами получал доступ к научным фондам и архивам.

Профессор В. Д. Димитриев проявил к моим занятиям особый интерес и оказывал огромную научную помощь в составлении схематических планов: по опубликованным им описаниям
Троицкого монастыря XVI века, Чебоксарского кремля XVII века, города-острога XVII века и др. Он написал предисловие к альбому, а также пояснения к шмуцтитулам, резюме (печатается на английском языке в переводе В. Н. Шашкова), подобрал цитаты с архитектурно-искусствоведческим характеристиками памятников, отредактировал аннотации к рисункам.

После персональной выставки в 1989 году, на которой экспонировались мои работы об истории города, мне предложили издать специальный альбом «Старые Чебоксары».

К великому сожалению, только самая буйная фантазия сможет вернуть Чебоксарам былой облик. Разве что с помощью так называемой машины времени. Но машины времени нет и не будет.

В таком случае, спросите вы, ради чего весь этот разговор, если львиная доля старины безвозвратно исчезла с лица земли? Такой вопрос мне уже неоднократно задавали в различных инстанциях, поэтому ответ на него у меня готов. Прежде всего мечтаю о времени, когда будет восстановлено то, что еще возможно вернуть к жизни. Кроме того, очень хочу, чтобы каждый чебоксарец бережно относился к тому, что у нас есть. Дабы не получилось по известной поговорке: что имеем — не храним, потерявши — плачем. Наконец, хочу, чтобы и вы полюбили мой родной город той любовью, какой люблю его я. Право же, не стану возражать, коли ваша любовь окажется сильнее моей.

И если я вас убедил, буду считать, что мой труд, труд на протяжении 25 лет, не потрачен впустую. С этой мыслью я выношу на суд любезного читателя свой альбом «Старые Чебоксары». А посвящаю его 525-летию родного города, которое грядет в 1994 году.
Приношу глубокую благодарность за помощь в подготовке к изданию альбома доктору исторических наук, профессору В. Д. Димитриеву, руководству городской администрации. Очень признателен работника Чувашского научно-исследовательского института языка, литературы, истории и экономики, Центрального государственного архива Чувашской Республики, Национального музея, Республиканской библиотеки имени М. Горького, Книжной палаты Чувашской Республики, директору ЧГХМ Н. И. Садюкову, краеведу, инженеру-строителю Н. Е. Наумову и другим коллекционерам, журналисту Н. К. Пейкову.

Иванов Е. И., художник.

von beruef bin ich

плантатси плантация
плантатӑр плантатор
академи академия
академиҫ академик
биологи биология
биологиҫӗ биолог
архитектур архитектура
архитектӑр архитектор
математӗк математика
математӗкҫӗ математик

Ӑмӑрту вӗҫленчӗ

Пӗр ҫул кайалла:
http://vaksal.livejournal.com/24507.html



https://publicspaces17.ru/

Уважаемые участники!

В первую очередь позвольте поблагодарить вас за активное участие в Конкурсе!

На официальном сайте Конкурса в разделе "новости" Вы можете ознакомиться со списком и работами победителей.

Профессиональное жюри, куда вошли представители органов муниципальной и региональной власти, главные архитекторы городов-участников конкурса и субъектов, в которых они расположены, а также главы администраций муниципальных образований совместно с представителями Минстроя России, Фонда единого института развития в жилищной сфере (создан АИЖК), представителями КБ «Стрелка» и независимыми экспертами — специалистами в области архитектуры и градостроительства — выбрало финалистов и отметило высокий уровень работ.

Также членами жюри было принято совместное решение, согласно которому выбор проекта для последующей реализации будет сделан жителями городов-участников Конкурса. Все конкурсные материалы были переданы представителям администраций, которые в свою очередь провели общественные обсуждения.

Победители общественных слушаний были объявлены на Форуме в Саратове «Среда для жизни: квартира и город» 15 мая. Именно концепции, выбранные жителями, будут реализованы в ближайшие сроки после доработки.

Также была объявлена номинация Strelka Special Mention. В эту номинацию попали работы, не выбранные членами жюри коллегиально, но которые организаторы конкурса отметили за свежесть идеи и оригинальный подход к подаче.

Сумма призового фонда — 12 000 000 рублей. В каждом городе призовой фонд был распределен следующим образом: 400 000 рублей за первое место, 300 000 за второе и 100 000 за третье (включая НДС, НДФЛ и любые иные применимые налоги). Призеры в номинации Strelka Special Mention получат денежное вознаграждение в размере 100 000 рублей (включая НДС, НДФЛ и любые иные применимые налоги).

https://publicspaces17.ru/Все финалисты получат как денежную премию, так и сертификаты, соответствующие месту, присуждённому им профессиональным жюри.


Астрахань
I - Архитектурное бюро Green Design Society
II - Студия архитектуры и дизайна “Semenov Studio” (Победитель общественных слушаний)
III - Архитектурное бюро Модуль

Владикавказ
I - Творчеcкая группа SOLID STUDIO (Победитель общественных слушаний)
II - Zaurbek Totrov Architect

Владимир
I - Тихонов Кирилл Евгеньевич (Победитель общественных слушаний)
II - ООО "АРХСЛОН”
III - Петракова Алина Михайловна

Волгоград
I - Архитектурное бюро МОДУЛЬ (Победитель общественных слушаний)
II - Творческий коллектив: Александр Зиновьев и Ирина Шмелёва
III - Здулякин Илья Владимирович
III - Мазур Андрей Сергеевич

Ижевск
I - ООО "Архитектурное бюро "Емец и партнеры"
II - ООО НПО "Вектор" (Победитель общественных слушаний)
III - ОOO "Архитектурное бюро "ХВОЯ"

Калуга
I - Шалыгина Валентина Вадимовна
II - Архитектурное бюро «Схема» (Победитель общественных слушаний)
III - OOO «Прогресс»

Кемерово
I - Овсюк Никита Николаевич
II - Гусельников Леонид Сергеевич
III - ООО "Архитектурная Компания" (Победитель общественных слушаний)

Липецк
I - Творческий коллектив: Гончарова Виктория Александровна, Самофалова Евгения Игоревна и Сафронов Владимир Игоревич (Победитель общественных слушаний)
II - Творческий коллектив: Деев Александр, Деева Ксения, Конарев Владислав и Конарева Анастасия

Рязань
I - Осташова Дарья Алексеевна
II - Пащина Екатерина Сергеевна
III - Творческий коллектив: Пеков Андрей Дмитриевич и Сухорученко Оксана Александровна (Победитель общественных слушаний)

Ставрополь
I - Magic project (Победитель общественных слушаний)
II - ООО "Институт территориального развития"
III - Архитектурное бюро ООО "Студия Камиль Цунтаев"

Томск
I - Архитектурное бюро ludi architects
II - Архитектурно-Строительная Дизайн Студия ACD Studio

Ульяновск
I - Творческое объединение AM-ARCHITECT
II - OOO "АДЭК" (Победитель общественных слушаний)
III - Творческий коллектив: Садриева Алина Равиловна и Рябов Сергей Николаевич

Хабаровск
I - ООО «Дальневосточная архитектурная компания»
II - buromoscow (Победитель общественных слушаний)
III - ООО "Стройпроект"

Чебоксары
I - ООО "Институт территориального развития"
II - Архитектурное бюро «Схема» (Победитель общественных слушаний)

Челябинск
I - Морозов Никита Александрович
II - ООО "УралНИИстромпроект-проектная часть" (Победитель общественных слушаний)


Призеры в номинации Strelka Special Mention

Ижевск
006175 - MOBO ARCHITECTS

Ижевск
006232 - Творческий коллектив: Николай Анисимов, Мария Михайлова, Полина Илюшина, Светлана Хлыстакова, Марк Розенфельд

Калуга
005786 - Orchestra

Челябинск
006091- Мезева Маргарита Сергеевна

publicspaces17@strelka-kb.com
http://publicspaces17.ru/

Любовь передается по наследству

ЛЮБОВЬ ПЕРЕДАЕТСЯ ПО НАСЛЕДСТВУ
Из книги "Мудрость воспитания. Книга для родителей".
Москва, "Педагогика", 1989.


Говорят, чуваши музыкальны. А бабушка пела очень плохо. Она умерла девяноста двух лет. Хорошо помню я ее семидесятичетырехлетнюю. Песни ее были нудны, нравоучительны, мелодии однообразны, в голосе — что-то загробное. И не пойму никак, почему так глубоко засели в памяти слова ее песен. Ни время, ни более яркие впечатления не смогли вытравить их из памяти. Нет, я их никогда не забуду.
Мне особенно памятны слова ее «Благодарственной песни».
«В ответ на добрую улыбку спой красивейшую из песен», — пела она. Добрее ее самой никто не улыбался. Отвечала улыбке песней сама же.
«Услышал мудрую пословицу — отплати хорошей сказкой», — продолжала она наставлять песней. А сколько пословиц знала и сколько сказок!
«Тепло рукопожатий согрей крепким объятием».
«Помогли тебе починить плетень — иди к ним строить новый дом».
«Угостили тебя парным молоком — всю семью пригласи на новы мед…»
Казалось, песням нет конца. Сегодня кажется, что человеческой доброте конца нет.
«Подарили черные варежки — подари белого ягненка».
Почему нельзя дарить черного ягненка — бабушка не объяснила. А если подарят белые варежки?
«Можно в ответ подарить взрослую овцу, хоть белую, хоть черную».
Песня могла продолжаться без конца.
«Пригласили на поминки — не плачь, пой колыбельную, утешая сирот…»
Это нас не касалось. На поминки никто не приглашал. Правда, Толя был на похоронах бабушки Федоры. Петь ему там не пришлось. С похорон вернулся сердитый и сказал:
— Как будто только у Илюши бабушка. И у нас есть, пусть не воображает. Умрет вот наша — и ему ни одного блина не дам.
А бабушка, живая, угощала блинами Илью, и не раз.
За песнями следовали сказки.
Тысяча и одна ночь — тысяча и одна сказка. Бабушка могла за ночь рассказать тысячу и одну сказку. Она знала очень много маленьких сказок.
Позже я вспоминал, что многие слова песни повторялись и в сказках. Иные пословицы были вполне песенными.
Сосед проклял соседа: «Пусть его гром ударит!» Гром ударил, но не проклятого, а проклявшего. У грома голос громкий, но глаз нет — не разбирает, в кого угодно может попасть. Вот и вся сказка.
«Мне холодно, я замерз», — говорит большой палец. Почему ему в варежке холодно? Потому что он один. Одинокому всегда холодно. Иногда он приходит греться к четырем своим братьям. А как станет тепло — опять заважничает: он большой.
Тоже вся сказка.
— Что нужно, чтобы пятеро братьев теснее прижались друг к другу?
Ждем подсказки, ее нет. Начинаем мести двор, на маленьких носилках относить мусор. Маленьким топориком колоть дрова, вернее — щепать лучину.
Ответ найден.
Пятерых братьев надо занять делом. Рукоятка топора какая была холодная — и та согрелась. Пальцы — тем более.
Для каждого случая у бабушки было что-то похожее на сказку. Любой поступок, какое угодно событие она могла комментировать сказкой.
— Выкопайте картофель, сварим картофельный суп.
Не сразу трогаемся с места.
— Вот бабушка умрет — будет вам приволье, будет вам радость: невыкопанный картофель, неочищенный можно будет есть…
— А как?
— Сначала сходите выкопайте картофель, будет вариться — расскажу.
Мы — бегом.
Так же, как невестка. Ей надоело толочь просо. Ленивая была. «Умрет свекровь — без пшена обойдусь: из проса буду варить кашу», — мечтает она. Умерла свекровь. Невестка решила сварить кашу из проса не на воде, а на одном масле. От радости сама чуть не пляшет. А просу в котле деваться некуда — тоже пляшет, прыгает. Запах распространился вкусный. Не удержалась невестка, открыла крышку. Горелое просо стрельнуло ей в глаза. Ослепла на оба глаза.
— Плохо быть слепым. Еще хуже быть безруким, безногим. Но нет ничего хуже, чем быть ленивым…
Опять — просо… Мне было двенадцать лет, когда сгорел дотла наш дом.
Восходит солнце. Сижу, засыпая, на бревне во дворе чужого дома. Бригадир приглашает соседей на работу — полоть просо.
Бабушка слышит это и начинает искать меня, спрашивает, где я. От ее вопроса вздрагиваю и мгновенно просыпаюсь.
— Раздетый, разутый — и лапти сгорели… Куда он пойдет?
Это говорит мать.
— Толстый слой пыли на дороге мягок, как пух, как мыльная пена. А молодое просо как бархат — босым ногам ласка.
— Такое горе… — опять несмело возражает мать.
— Горем дома не поставишь, горе можно одолеть лопатой. Да какое горе может быть у ребенка?
— Догоняй остальных.
Эти слова относились ко мне.
— Горю учить не надо, оно само научит. Работать учить надо.
Терпеть не могла бабушка бездействия.
Чувашские дети плачут редко. Это достигается вполне разумными средствами: юмором, категорическими требованиями, уговором… Бабушка не избегала применения и суровых угроз:
«— Слезы ребенка, у которого есть молочные зубы, — не к добру.
— Плачет ребенок — молится черту, рыдает — сатану зовет.
— Долгий плач ребенка — короткая жизнь родителям.
— Дитя плачет, взывает к духу смерти, чтобы тот пришел за душами его отца и матери…»
Бабушка хотела, чтобы дети быстро бегали, мало говорили, проворно работали.
Зимы боялась бабушка больше смерти.
— Опять зима. Опять не умерла.
Беспокоилась о детях и внука: трудно будет копать мерзлую землю для могилы. Приходила весна, и она забывала о своем желании умереть. Летом расцветала. Ни разу не вспомнит от смерти, работает, суетится. К осени опять к ней возвращалось беспокойство.
В пять лет узнал, что и цыплята дышат: бабушка несла их в решете в Тойдеряково, дочери. Далеко идти, устали оба.
— Неужели и дальше Тойдерякова есть деревни?..
Любила солнце, засухи боялась. Когда начинался дождь, выходила во двор без платка и обращалась, минуя бога, пренебрегая инстанциями, прямо к дождю:
— Милый, иди в Тойдеряково. В Журавлевку. Отправляйся в Темяши…
В Тойдерякове жила ее младшая дочь — бездетная вдова. Ее она считала несчастной и больше всех жалела. В Журавлевке жила старшая дочь с пятью дочерьми и единственным сыном. Муж пил, часто бил ее. Ее считали более счастливой. Дождь должен был осчастливить ее во вторую очередь. У средней дочери была одна дочь и три сына. Муж был смирный, работящий. Ее она считала самой счастливой. Но и ее не хотела оставить без дождя. Уговаривала его посетить и Темяши, хотя бы в третью очередь.
Старая и добрая, стояла во дворе, ходила по трем направлениям. В ее походке было что-то от древнего танца, тяжелого, давно забытого. Смотрела на запад — там Тойдеряково, несчастная дочь, на север — там многодетная дочь, на юг — там счастливая дочь...
Возвращалась, промокнув до нитки, только когда убеждалась, что дождь не обойдет ни одну из ее дочерей.
Что-то божественное было в ее облике. Об этом пишу тебе и воспоминания выжимают слезы из глаз. Что-то древнее и величественное вижу во всем этом.
На комбайны сели сегодня внуки бабушки, на экскаватор — два правнука… Глядя на серп и молот, гордясь нашей эмблемой, я вспоминаю бабушку. Нет, я ее не забыл, потому что очень любил… Лучше меня запомнила ее твоя мать с моих слов. И постоянно напоминала о ней нам с тобой.
Бабушка оставила после себя более ста внуков и правнуков! В минуты просветления, когда голова почти не болит, думаю: «Не так страшна смерть, как ее малюют. Что в ней страшного, раз умирают даже такие люди, как бабушка!»
Всю жизнь бабушку мучили головные боли. Пошла к йомзе, жрецу чувашскому. Тот попросил шесть медных монет, смешал с золой, с землей из подпола. Долго говорил что-то шепотом. Положил все на платок, крест-накрест завязал узлом. Плюнул на четыре стороны и сказал бабушке:
— Иди в деревню, на перекресток, плюнь на все четыре стороны и положи узелок в самую середину. Обратно иди как можно быстрее, не оборачивайся.
— А что будет с тем, кто найдет платок с деньгами?
Йомзя прогнал ее, зло крикнул вслед:
— Думай о своей гнилой голове, а не о чужой — здоровой… Так и мучайся, пока голова не треснет!
Для нее чужая боль никогда не была только на дереве. Даже когда она сутулилась под тяжестью лет, на сто голов оставалась выше тех, кто думает только о себе.
По какому-то предчувствию ранней весной ни с того ни с сего захотелось в деревню. В распутицу прошел от Кильдуразов почти тридцать километров.
Бабушка очень обрадовалась и встревожилась.
— Ты какой-то бледный… Не болеешь?
Успела в спешном порядке составить три характеристики на мою возлюбленную: роскошные волосы, добрые глаза, светлый лоб. А сама ни разу не видела ее.
Вышла во двор, тяжело села на крылечко. Начало ее трясти. Я ее уложил, спросил — не легче ли? Она поняла, но ответить не смогла, безнадежно махнула рукой.
Сердце остановилось.
И сейчас люблю ее, и тебя будут любить твои внуки. Не меньше: любовь передается по наследству…

Волков Г. Н. Созвездия земли. Чебоксары, 1979. С. 16—21.

Гримм йумахӗсем | Grimm Stories

Умсӑмах вырӑнне
Ҫичӗ ҫӑхан
Аслӑ Елсӗ
Ханс телейӗ
Сӑмали сӑрчӗ
Кушакпа шӑши пӗрле пурӑнни
Мулкачпа чӗрӗп
Ылтӑн хур
Кашкӑрпа ҫичӗ качака путекӗ
Виҫӗ кахал
Бременри мусӑкҫӑсем
Холле карчӑк
Ҫамрӑк улӑп
Тилӗпе кушак
Телейлӗ виҫӗ ывӑл
Тӗнче тӑрӑх улттӑн ҫӳрени
Кашкӑрпа тилӗ
Тутлӑ пӑтӑ
Вӑрманти ҫурт
Тӑмана
Кӗлпике
Хӗрлӗ Ҫӗлӗк
Улӑм пӗрчи, кӑвар тата нимӗҫ пӑрҫи
Тилӗпе хурсем